Эпиграф

«Простит ли нас наука за эту параллель, 
за вольность толкований и теорий»
        В. Высоцкий «Сначала было слово...»

Дорогие друзья!

Приветствую Вас на моем сайте.

Контактная информация:

Навигация: Проза > Зуб даю Рассказ

  • Размер шрифта:

 

Зуб даю

(рассказ)

 

 

Когда в последний раз я видел Дмитрия, он был сед, без зубов, и все его мечты сводились к тому, чтобы его не вышвырнули из отделения родной полиции, где и накормят и пописать где скажут, да и вообще отношение фартовое, не то что там какой-нибудь фрайер типа Яна Френкеля, у которого одни усы для разнообразия и остались.

 

Раньше Дмитрий часто слушал музыку Яна и до того сжился с ней, что уже думал: это он (Димон, так его звали в своих кругах) всё написал и отправил в Союз композиторов для утверждения. Как услышит, бывало, «Русское поле» или там «Калину красную», так слеза прошибает. Вот, мол, какие песни я когда-то писал. При этом Димон никак не учитывал того, что композитор давно уже почивал в могиле. Ему это всё было как-то по фигу…

А вот коронки-то у маэстро были золотые! Об этом и в прессе ничего не писали.

-Небось, поживиться норовят… на халяву,- думал Димон.

Однажды ночью Димону привиделся сон — будто он умер и лежит в гробу. Но при этом все осознает. Знает, что был при жизни известным советским композитором, что скончался не то от рака, не то от инфаркта и покоится в могиле уже без малого 30 лет. Гроб почти сгнил, а труп давно превратился в скелет.

На другую ночь сон повторился. Но на сей раз «композитора» потревожили. Кто-то откинул трухлявую крышку гроба, и на фоне ночного неба Дмитрий увидел над собою силуэты трех человек. В одном из них он узнал своего соседа с первого этажа, запойного пьяницу по фамилии Ханыгин. В руке у него блеснул какой-то металлический инструмент.

- Мои плоскогубцы,- подумал Димон.

А дальше история развивалась со стремительностью детектива.

 

Собрал как-то Дмитрий дружков – людей достойных, пьющих с могилы и не вороватых. На могилах по праздникам и перекусить кое-что оставалось, с этого ребята и жили. Димон, не будь дураком, чтоб как-то поддержать свой авторитет, рассказал им про свой сон… Но не в этом суть…

Ребята ночью пришли на кладбище без Димона и раскурочили могилу, а короночки-то – вот они!

Новенькие плоскогубцы Дмитрия они с собой прихватили , а ещё – фонарик… Кинуть Димона решили, соколики!..

С прошлого-то века деревянный гроб весь сгнил, да и от Френкеля одни кренделя остались… Челюсть-то здоровая была, ну да и сам был мужчина видный, не лыком шит. Недаром в три смены сантехником пробавлялся… Ой да что это я? Это ведь Димон сантехником работал , а не композитор. Правда, иногда его… их… и до дома подвозили. Но плоскогубцы Димон всегда  в руках держал. Крепкая хватка у парня была. На-кось, выкуси!..

Товарищ Ханыгина осветил фонарем лицо скелета (если это можно назвать лицом):

— А коронки-то точно золотые!

Рука Ханыгина с плоскогубцами Димона потянулась к челюсти композитора, и Димон ощутил во сне дикую боль — треснула челюсть, из которой с силой вырвали две золотые коронки. После этого пацаны наспех забросали могилу землей и ушли.

Тогда, проснувшись от боли, Дмитрий с удивлением увидел кровь на подушке. Во рту не хватало двух передних зубов! Вспомнив странный сон, он сразу понял, кто в этом виноват, и отправился на кухню коммунальной квартиры. Там всю ночь шла гульба: шум, состоящий из матерщины, двиганья мебели и тревожных пауз, когда гости вливали в себя самогон. Димон зашёл на кухню как был в чистом белье – при белых кальсонах и в рубахе.

Сомнений у порядочного, но до 42 лет неженатого, сантехника больше не оставалось:

— Вы зачем вырвали мне зубы, сволочи? — прорычал он, ухватил за шиворот хозяина пирушки и при этом показал свою кровоточащую верхнюю десну.

Пьянчуги, видимо, не признали в госте соседа. Они решили, что ограбленный мертвец сам вылез из могилы и явился за своим имуществом. Насмерть перепуганный Ханыгин велел товарищу отдать композитору его коронки. Тот кинул их прямо на пол, к ногам Дмитрия:

— На, забирай и ступай назад, в могилу!

В это время у третьего собутыльника сдали нервы, и он запустил в Димона кухонной табуреткой. Дмитрия вдруг охватила необъяснимая ярость. Он схватил тот же табурет, замахнулся и проломил Ханыгину череп. Но этого ему было мало, и он съездил по балде  второго клиента. Оба свалились замертво. Третий, не дожидаясь, пока наступит его черёд, сиганул из квартиры через окно прямо в снежный сугроб и бросился в ближайшее отделение милиции…

Дмитрия арестовали. Он поведал следователю невероятную историю о своем сне, которую, ко всеобщему изумлению, полностью подтвердил оставшийся в живых кладбищенский грабитель.

Прокуратура на всякий случай отдала распоряжение о вскрытии могилы композитора, умершего еще в августе 1989 года. Действительно, челюсть скелета оказалась сломанной. И вещественные доказательства — коронки — пришлись как раз к месту.

Но кто же все-таки вырвал зубы у Димона?

Дело передали в ведение КГБ. С Дмитрием работал опытный психиатр, которому, видимо, ранее уже приходилось сталкиваться с подобными случаями. На суде врачу позволили высказать свою версию. Согласно ей в Дмитрии воплотилась душа покойного Яна Френкеля.

 

Когда труп потревожили, что-то нарушилось в установленном мировом порядке, и Дмитрий совместился со своим прежним воплощением. Возможно, наше физическое тело теснее, чем мы думаем, связано с психической субстанцией, отсюда и вырванные зубы, и необъяснимое бешенство, охватившее убийцу: «Не надо нарушать мировой порядок!»

В Советском Союзе не могло и не должно было быть никакой мистики и никаких чудес. Поэтому народный судья предписал взять подписку о неразглашении всего услышанного у всех присутствующих в зале заседания суда. Далее судья назначил судмедэкспертизу Дмитрию на предмет его вменяемости...

И хотя Дмитрия  признали вменяемым, его все же не осудили за преступление, а поместили в психиатрическую лечебницу. А потом и оттуда выпустили.

Вот тогда-то я его и увидел.

И говорил с ним.

Что с ним сталось далее — Бог весть.

А делее вот что:

-Открывай, мамаша, двери!

Дочь с гуляния идёт.

Морда сЫта. Грудь разбита,

и трусы в руках несёт:

 


© Copyright Виталий Гольдман, 2012 г.