Эпиграф

«Простит ли нас наука за эту параллель, 
за вольность толкований и теорий»
        В. Высоцкий «Сначала было слово...»

Дорогие друзья!

Приветствую Вас на моем сайте.

Контактная информация:

Навигация: Проза > Отстоять себя Повесть > Глава 26

  • Размер шрифта:

Глава 12
Таня

Таня часто навещала Любку и иногда оставалась у неё на несколько дней. Валентина пристроилась к пожилому дяде Володе и жила у него в однокомнатной квартире, изредка наезжая к дочери, которая оставалась на попечении Тани и других подруг. За полгода до смерти Валентина расписалась с дядей Володей и уговорила Любку съехаться в двухкомнатную квартиру. Съезд состоялся, и они поселились в квартире на первом этаже в подмосковном городе Дзержинске.

После смерти Валентины дядя Володя стал жить с Любкой как с женой. Любке это не нравилось, и она попросила пожить Таню у неё. Таня согласилась и стала второй любовницей дяди Володи.

Чтобы освободиться от костылей, Таня перенесла несколько операций в ЦИТО под руководством профессора Гинзбурга. Всё прошло удачно, и Таня стала ходить без вспомогательных предметов, слегка припадая на правую ногу. На верхней губе и румяных щеках у Тани рос девственно-нежный пушок. Она стала улыбчива, сентиментальна, почти не выпивала и не курила, но страшно любила красивых мужчин. При ней дядя Володя преобразился: он стал жить в своей отдельной комнате, каждое утро брился, после работы приносил Тане и Любке цветы, от него пахло хорошим одеколоном. Он выглядел бодрячком в свои 50 лет.

Таня меняла мужчин один раз в 2-3 месяца, но к Любке их не приводила. Первоначальный детский интерес к противоположному полу перерос у неё в жгучее желание новых ощущений, а потом и в привычку.

Новые ощущения оказались просто сменой мужчин как объектов наслаждения, а сами наслаждения стали настолько привычными, знакомыми, испробованными, что постепенно для Тани исчезла экзотика отношений между полами, красота мужчин перестала её волновать, и вместе со всем этим совершенно исчезла стыдливость, и всё стало скучно! Таня стала сама выбирать. Псевдовлюблённость, удальство, расточительность и грубые домогательства не производили на неё больше впечатления. С ней оставались лишь те, кто нравился ей в данный момент. Очередной любовник не оставлял у неё в душе никакого следа, после того как она переставала к нему стремиться. Иногда усилием воображения она подогревала себя, но вдруг возникали картины страсти с каким-нибудь полузабытым красавцем, и сразу вся страсть, возникшая на данный момент, потухала. Таня уставала от этой игры и редко позволяла мужчине удовлетворить свою страсть вторично. При этом она оставалась бескорыстной, играла роль хозяйки-жены, стирала, готовила, ждала с работы, наводила порядок в комнате. И так до тех пор, пока не появится новый претендент, и она не задумываясь переметнётся к нему, не обращая никакого внимания на то, что прежний бесится, сходит с ума от тоски, любви и ревности и готов на крайние поступки от обиды.

В сознании Тани как-то сами собой поселились понятия "дом, семья, ребёнок". А эти слова привели и поселили в ее душу "замужество, дом, постоянство". От всех этих новых для её сердца колотунов у неё приятно кружилась голова, наступала расслабленность как в невозвратный миг первого оргастического удовлетворения... И всё-таки это была всё та же игра: погоня за новыми ощущениями, необоримая тяга к новизне.

Таня понимала, что для неё будет мало мёда в браке. Сразу наступят семейный труд, взаимные супружеские обязанности. И всё-таки её страстно тянуло быть женой, матерью, хозяйкой дома. Ей казалось, что к этому можно привыкнуть, как к горькому лекарству, от которого потом становится легче. Когда "потом", она не думала. Ей просто вдруг захотелось жить, как все. Она вдруг уверилась в том, что любит, прямо-таки обожает детей. Она умилялась, видя маленьких человечков, она могла играть с ними сколько угодно, хоть целый день. Ах, как ей вдруг захотелось иметь своих, когда разглядела чужих!

Любку Таня воспринимала как своего когда-то потерянного, но недавно вновь обретённого ребёнка. Собственного, дорогого. Как интересную вещь, игрушку, которая может сыграть роль доброй подруги, оценить её стремление отойти от бесконечной смены сексуальных впечатлений, посочувствовать её стремлению устроить собственную жизнь, как у всех. Любка и сама часто просила Таню подыскать ей серьёзного жениха. Она жила мечтой о чистой любви.

 

 

 

© Copyright Виталий Гольдман, 2012 г.