Эпиграф

«Простит ли нас наука за эту параллель, 
за вольность толкований и теорий»
        В. Высоцкий «Сначала было слово...»

Дорогие друзья!

Приветствую Вас на моем сайте.

Контактная информация:

Навигация: Проза > Отстоять себя Повесть > Глава 4 Кот

  • Размер шрифта:

Глава 4


Кот


В коммуналке, где жил Гоша с мамой и младшим братом, жил ещё  кот у одинокой еврейки-старушки, которая его любила и баловала. Кот не имел имени, откликался на "кис-кис" и вёл себя очень прилично. Соседи, уважая кота, оставляли дверь туалета слегка приоткрытой, и кот, когда ему это было нужно, лапой толкал дверь, делал свои дела в унитаз и чинно выходил из туалета. Потом кто-нибудь из соседей сливал за ним воду.

Но старушка-еврейка умерла, в её комнату вселили семью (мужа, жену и дочь), и кот стал им не нужен. Но эта семья были добрые провинциальные люди, и они мягко выставили кота в коридор. Поначалу все соседи ласково обращались с котом, выделили ему уголочек, дали подстилочку и кормили. Но когда Гоше и коту исполнилось по 15 лет, что для кота, согласитесь, много, кот стал явно выживать из ума. Или он сильно заскучал по хозяйке. Он стал лазить где попало, даже по чужим остывшим кастрюлям. А потом и вовсе перестал ходить в туалет.

Раньше Гоша любил гладить это толстое мягкое животное, переворачивать его брюшком кверху, но теперь он начинал царапаться, и Гоша от него отстал.

Соседи, недолго посовещавшись, выкинули кота во двор.

Кот оказался в чуждой ему атмосфере, среди тощих дворовых котяр, которые гоняли его как чужака в кооперации с дворовыми мальчишками, которые, к тому же, ещё были вооружены палками... Кот забился в полуподвальную щель, где была комнатка дворницкой, и под дверью этой дворницкой издох.

Его старое пятнадцатилетнее сердце остановилось тогда, когда все его ресурсы были исчерпаны.

Интернат прощался со своим третьим выпуском. Всех ребят построили вдоль стен коридора на третьем этаже. Выпускники-десятиклассники сделали круг почёта под крики "ура" и ритмичные аплодисменты. Впереди выпускников шёл золотой медалист Женя и потрясал в воздухе латунным колокольчиком. Перед началом последнего урока включили электрический звонок, и все разошлись по классам. Среди выпускников был Юрка.

Гоша, Таня, Любка и Лёвка были семиклассниками. Им предстояло сдать 2 экзамена: по русскому языку и математике.

Для Гоши этот урок тоже был последним в интернате. Он переходил в общеобразовательную (массовую) школу недалеко от дома, где жил.

Сейчас Гоша с болью вспоминал прошедший год. Последним уроком здесь для Гоши была история, который проводила классный руководитель Татьяна Георгиевна. Она спрашивала только тех, кто хотел улучшить свою годовую оценку. У Гоши уже была "пятёрка", и поэтому он сидел молчаливый и грустный, зная о том, сидит здесь в последний раз...

Год назад директриса вызвала гошину маму и сказала:

- Я освобождаю Вашего сына от уплаты за интернат. Учится он отлично, а материальное положение в Вашей семье тяжёлое. Двое детей - школьников. Вы, я знаю, без образования. Получаете рублей 80. Ведь так?

- Так.

- Пенсия за отца тоже маленькая?

- Да.

- Ну, вот я Вас и освобождаю от уплаты. Распишитесь здесь - для бухгаптерии.

Мама Гоши расписалась и ушла.

Перед окончанием седьмого класса мама получила уведомление из бухгалтерии , что должна оплатить долг за питание сына. Таких денег у неё не было, а срок был жёсткий. Она поехала в интернат. Директриса долго её не принимала.

Мама расстроилась. Денег у неё не было.

Директриса сказала:

- у нас была финансовая инспекция. Обнаружили недостачу. Я должна её срочно покрыть. Моё прошлогоднее разрешение не платить за питание Гоши в связи с этим не может быть действительным, так как у Вас в семье приходится более 50 рублей на человека. Это минимум по закону.

Мама заплакала.

- А Вам и не надо искать эти деньги. Просто переведите сына из интерната в массовую школу. А долг мы спишем....

Дальше она продолжила:

- Я не хочу, чтобы Ваш сын продолжал обучение в нашей школе. Он не по возрасту развит, дружит только со старшеклассниками. Его видели в подвале котельной с девочками. И вечером в саду, когда он должен быть дома. Кроме того, он часто по договорённости с воспитателями остаётся ночевать в интернате, а за это тоже надо платить. Удобная позиция: ни постоянно проживающий, ни отъезжающий. Так он мне весь интернат разложит... Забирайте, забирайте его отсюда или платите!.. Но учтите, что если Вы и оплатите долг, то условия пребывания здесь будут для него самые жёсткие. Мы не посмотрим на то, что он отлично учится.

Мама высушила лицо, встала:

- Хорошо, заберу!

Да и как поспоришь с заслуженной учительницей СССР и депутатом ХХII Съезда КПСС!

Директриса, конечно, знала, что Гоша, загулявшись с какой-нибудь старшеклассницей в саду, не успевал зайти в интернат до 10 вечера, когда все двери запирались. Он мог бы уехать домой на городском автобусе, который ходил к метро до 11. Но он не мог бросить во дворе девочку, с которой прогулял весь вечер. И они оставались вдвоём коротать ночь в тёмном холодном саду. Подруги замечали их сверху из окна спальни, тихо подзывали Гошу и сбрасывали ему подушку и одеяло. Гоша ломал мягкие ветви лиственниц, делал из них ложе. Когда начинал пробирать ночной холод и глаза слипались, Гоша с подругой укладывались на мягкие ветки, укрывались одним одеялом и на одной подушке, обнявшись, спали до жёсткого зоревого морозца. Утром, когда интернат открывали, Гоша проносил туда подушку и одеяло и прятал в условленном месте.

В этот раз дома Гоша, как мог, долго успокаивал маму, говорил, что в массовой школе ему будет лучше. Он почти убедил в этом даже себя, но всё же ему было больно расставаться с друзьями.

Через месяц мама уже оформила Гошу в массовую школу. В восьмой класс.

А в интернате шла тихая борьба. Большинство учителей, которые не были посвящены в истинные причины удаления Гоши из интерната, удивлялись тому, что одного из лучших учеников школы так легко отпускают. Классный руководитель Гоши учительница истории Татьяна Георгиевна, которая всё знала от самого Гоши, заявила на педсовете:

- Гошу не отпускают, а выставляют из интерната вследствие личной неприязни директора...

Через некоторое время директрисса, которая тоже была учительницей истории, стала проводить в школе сокращение штатов:

- Зачем нам два учителя истории в старших классах? Я одна справлюсь с этой нагрузкой. Да и классное руководство в этом классе тоже возьму на себя. В общем , седьмой класс в интернате, где учился Гоша, оказался последним не только для него, но и для Татьяны Георгиевны. Ребятам и учителям было грустно на этом последнем уроке. Но ещё предстояли экзамены и выпускной вечер.

На выпускной вечер надо было сочинить десятиклассникам стихотворение. Вшколе знали только двух стихотворцев: Колю Рассказова и Гошу. Коля писать стихи десятиклассникам наотрез отказался:

- Гоша всем десятиклассникам друг. Вот пусть он и пишет!

На самом деле причина была в том, что в одном из номеров школьной стенгазеты, Гоша опубликовал "уничижительное" для Коли стихотворение:

По коридору Коля мчится.

Но что, скажи, могло случиться?

В ответ нам прокричал проказник:

"Как? Ведь у нас сегодня праздник!"

И мимо промелькнул, как птица:

"Ура! Не будем мы учиться".

Коля был очень способный в гуманитарных науках мальчик, учился с ленцой и презирал естественные предметы, считая себя кем-то вроде будущего Пушкина. Некоторые стихи его действительно были удачными, Но не чувствовалось над ними никакой работы и сосредоточенности.

Гоша, накануне того, как написать своё шестистишие, прочитал от корки до корки всего Пушкина, бывшего в интернатской библиотеке - солидный девяти(!)томник в чернильно-синей жёсткой коленкоровой обложке, и был потрясён гением поэта, хрдил и бредил его стихами, которые как-то сам по себе легли ему в душу. А тут такой случай! Написать что-то в подражание (как ему тогда казалось) Пушкину. И получилось. Ну, чем не эпиграмма на Кюхельбекера!.. Коля был смертельно обижен на Гошу за этот стишок и страстно хотел, чтобы Гоша опозорился перед всей школой.

Гоша в нужный момент вышел с листочком на середину сцены актового зала, где собралась вся школа, и прочитал слегка дрожащим голосом:

Друзья Мои! Ничто не вечно.

Таков уж времени закон.

Да, годы мчались быстротечно.

И вот промчались, словно сон.

Друзья! Пришла пора прощаться.

Пусть каждый изберёт свой путь!

Чтоб в жизнь идти, за счастье драться

и победить когда-нибудь.

Я верю в торжество победы.

Вы все добьётесь своего.

Дерзайте, как отцы и деды,

и не страшитесь ничего.

И пусть напутственное слово

вас на дерзанья вдохновит,

ведь вам начало жизни новой

звонок последний возвестит.

А эта жизнь трудна, ребята,

вам будет тяжело подчас...

Храните дружбу - вечно, свято!

Друзья спасут от горя вас.


Стихотворение было неуместно нравоучительное, подражательное, но всем понравилось, и Гоше долго хлопали.

Характеристику в массовую школу Гоше подписала учительница, которая вела его в начальных классах. Классный руководитель Татьяна Георгиевна от казалась подписать тот текст, который предложила ей директриса. Там было написано, что Гоша эгоистичен и корыстолюбив и ещё много всего. В свидетельстве об окончании седьмого класса была лишь одна четвёрка - по "Прилежанию". Директор массовой школы Любовь Павловна изучила все документы, иронически улыбнулась и сказала маме со вздохом:

- Не понимаю, как можно было отпускать такого ученика ...

 

Соседка - крёстная мать Гоши А.Н. Беляева - и Гоша

на общей кухне коммунальной квартиры

 

© Copyright Виталий Гольдман, 2012 г.