Эпиграф

«Простит ли нас наука за эту параллель, 
за вольность толкований и теорий»
        В. Высоцкий «Сначала было слово...»

Дорогие друзья!

Приветствую Вас на моем сайте.

Контактная информация:

Навигация: Проза > Отстоять себя Повесть > Глава 37 За дверью

  • Размер шрифта:

 

 

Глава 37

За дверью

 

Настаёт день. Рассветает свет. И на все престолы выпадает немедленная роса…

 

- Мэтримониэл Дэйли Ньюс, - сказал  Гоша, не надевая очков, но видя, что уже наступило утро.

Ему было хорошо под непалящим британским солнцем, в квартире Бориса, к которому он приехал в гости из Москвы позавчера…

В молодости, когда Борис ещё не был известным поэтом, он позавидовал Гоше, его филологическому образованию, и, имея за плечами пару тощих поэтических сборников и кучу газетных публикаций, поступил на Высшие литературные курсы при Литинституте имени Горького на семинар Григория Поженяна, фронтовика, известного на всю страну поэта и кинодраматурга. Гоша был знаком с Григорием Михайловичем и порекомендовал ему своего друга для учёбы в семинаре поэта. Вскоре Борис почувствовал нехватку знаний, в частности, владения иностранными  языками, и, продолжая учёбу на литературных курсах, поступил на заочное отделение филфака МГУ по специальности «английский язык и литература». Материально Борису надеяться было не на кого и не на что, поэтому, заочно обучаясь в МГУ и на Литературных курсах, он зарабатывал деньги, надолго уходя в плавание на торговых судах. Был он хорошим матросом ещё со времён военной  службы на флоте…

 

- Ну ты прямо половой гигант,- сказал Борис, присаживаясь на постель к Гоше, вспомнив их беседу накануне ночью.-  Всех обогнал. Молодец! Чарльз тебе и в подмётки не годится. Для поднятия своего воображения он нюхает цветочки в садах.

- Как-то это всё…, - вяло ответил Гоша и не закончил фразу.

Он вспомнил, что Чарльз написал эротическое стихотворение «Ода слизню», переводя которое на русский язык, Гоша отчётливо ощущал прелый запах листьев шпината , по которым ползут, ища друг друга для  совокупления , длинные скользкие слизни. Это стихотворение  заканчивалось довольно-таки плохо, несмотря на лунную романтику:

«… откусновенье(м) пениса партнёра

по завершеньи функции его».

Следовало бы, конечно, поплакать над несчастным партнёром с «откусновенным» членом, но тут Гоша встал на ковёр, чем напугал длинноногого паучка, со вчерашнего дня вившего  паутинку на торшере. Гоша не смахнул и не убил паучка вчера, решил не трогать его и сегодня.

-Оставлю-ка я его милосердному Чарльзу,- подумал он.- Пусть бедный изголодавшийся паучок питается тучной слизью чарльзовых персонажей…

 

Дома в Москве всё произошло как-то нелепо. Гоша не имел женщины лет десять. Таня после перелома шейки бедра перестала ходить. Через боль она могла только вставать и садиться на инвалидную коляску.

А здесь Гоше подфартило... Раза два кончил он, а помощница то ли делала вид, то ли на самом деле кончала. Он так и не понял. Да какая разница?.. Гоша дал ей пять тысяч р., сказал, чтоб она на него не сердилась, если он захочет повторить сеанс.

Скоро ей в отпуск. По опыту Гоша знал, что она больше не вернётся…

- Ничего не надо делать зря,- думал Гоша.-  Эта казашка из Калмыкии, видимо, вообразила себе невесть что.

Являясь в квартиру, помощница стала изысканно одеваться, работала чётко до мелочей, а когда Гоша уединялся с ней на кухне или в одной из свободных комнат, лезла к нему  с поцелуями. Она называла его "умничкой" и другими ласковыми словами. С больной жены сдувала соринки.  Гоша с Таней в ней души не чаяли, каждый по-своему. В Калмыкии у помощницы  дочь с тремя детьми. Вряд ли она будет скучать в отпуске, а Гоша, наверное, какое-то время будет.

- Ну и лучше пусть это останется эпизодом в моей и её жизни. Углублять и усугублять не надо,-  думал Гоша.

Как он и предполагал, у неё оказались далеко идущие планы на его счёт.

Как-то он проболтался ей про машину, и она сразу подключила "брата", который хотел бы машину купить, раз Гоша не ездит. Гоша объяснил, что машина зарегистрирована с ручным управлением и продать её он может только такому же инвалиду, как сам. Тут же попросил её  посматривать за машиной, стоящей напротив подъезда. Ну нет ли там каких повреждений или бумажек с телефонами и просьбами о продаже. Бумажки надо выбрасывать, а о повреждениях Гоша решил сообщать в полицию. Чтоб знали, что машина не бесхозная…

- Бойся данайцев, дары приносящих, их сейчас развелось, как саранчи,- сказал Борис вчера во время разговора с Гошей, когда они выпили за приезд.

Борис много лет отслужил в торговом флоте – под российским и английским флагами,  писал стихи, очерки и рассказы. Иногда издавал тоненькие книжки в московских издательствах. С Гошей связи не прерывал и знал о его работе. По выходе на пенсию Борис обосновался в Англии, так как работал последние годы не только в торговом представительстве СССР, а потом России, но и в какой-то английской фирме. Заодно завёл знакомства с местными  литераторами и русскоязычной диаспорой. Кто-то из них и подсказал ему пристроиться в казённой квартирке дома для одиноких пенсионеров. Закон был на его стороне, и он как британский пенсионер оказался жителем маленькой двушки в   живописном лондонском предместье Оттершоо (Лежбище выдр). Туда Гоша и приехал к нему в гости, в первый раз ненадолго оставив Таню на попечение помощницы и сына, который уже давно жил своей семьёй, но пообещал Гоше наведываться к маме и контролировать помощницу те несколько дней, пока Гоша был в отъезде.

За неделю до поездки Гоши в Великобританию помощница пришла не  в положенное время, а на полчаса позже. Она заранее предупредила: будет встречать родственников на вокзале. Спала она всего часа два-три. Попила кофе, зайдя в квартиру, правда, бутербродов Гоша ей не предложил... просто из-за лени их делать.

Размещать свою родню она собралась у подопечной старухи, которая основательно выжила из ума и при ходячем образе жизни делала всё под себя. Дочь у старухи жила и работала в Швейцарии и высылала деньги на уход за матерью в фирму, где работала помощница.

Тяжёлая аллергия, которой страдала казашка, мешала ей стирать и убирать за бабкой полноценно.  Двухкомнатная квартира распределилась между хозяйкой и помощницей. В большой комнате находилась хозяйка, а в другой поселилась помощница со своей сестрой.

У сестры сердце работало на кардиостимуляторе, несмотря на сорок восемь лет этой симпатичной женщины. Это, как думали Гоша с Таней, был результат тяжёлой жизни в раскалённых безводных степях Калмыкии, а также большое количество детей, когда негде и нельзя по законам религии делать аборты. Операцию сестре делали в Астрахани. В калмыцкой Элисте таких специалистов не нашлось.

Вот теперь ещё приедут трое: дочь помощницы,  восьмимесячная внучка и семилетний внук – дети дочери. В тесноте да не в обиде. Зато в Москве. Это при том, что в Астрахани у дочери с мужем есть двухэтажный дом и участок земли. Муж дочери – талыш из Азербайджана- ничего не хочет и не умеет делать, кроме как крутить баранку (таксовать), но в Астрахани много не натаксуешь.

Узнав всё это, Гоша свозил помощницу на квартиру жены в период, когда оттуда съезжали арендаторы. Он намекнул казашке, что мог бы поселить всю её родню на освободившейся территории бесплатно. Арендная стоимость таких квартир, между прочим,  в то время была 45-50 тыс.руб. в месяц. Условие одно: раз в неделю он будет приезжать с «инспекцией» и часа два-три заниматься с помощницей сексом или, как теперь говорят, любовью.

Несколько дней Гоша дал ей подумать, и она отказалась.

Обо всём этом Гоша рассказал Борису по приезде в Оттершоо…

Гоша вспоминал, как в понедельник помощница, снова придя в квартиру, во время утреннего кофе до начала работы с восторгом рассказывала о воскресном походе всего семейства на ВДНХ.

Таня сказала, когда узнала, что они хотели попасть в Москвариум, что туда надо идти в будний день. Тогда народу меньше и билеты дешевле.

Ну да впечатлений и так хватило с избытком. Мальчику –  внучку - особенно понравилась блоха в микроскопе, которая играет в футбол. Это выставили умельцы в павильоне "Армения". Недалеко от «Армении» расположен павильон "Космос" с ракетой на площадке перед входом. Туда они тоже заходили. И Гоша сказал, что в семидесятые годы прошлого века работал там старшим по павильону, и летом во время выставки межотраслевых институтов распределял экскурсоводов для обслуживания престижных посетителей…

 

В среду Гоша заранее приготовил кофе с бутербродами, чтобы все вместе позавтракали. Обычно она приносила к завтраку купленные по дороге эклеры или сочники. А тут пришла без ничего, к тому же одета была не по погоде (14 градусов Цельсия с утра). Бледная, она, выпив чашку кофе, принялась за работу.

Гоша приблизил её к себе в большой комнате, поцеловал и понял, что ей нездоровится. Он  подумал, что помощница, будучи в болезненном состоянии, не сможет как обычно работать. Но она как-то разошлась и начала шустрить по своей программе. А программа  сводилась к тому, что помимо общей уборки квартиры надо было ещё помочь искупаться Тане. Помощница справилась, и Гоша решил по случаю приезда её родственников в стольный град Москву подарить ей шесть тыс. руб. (по две тыс р. на каждого человечка из прибывших) с тем, чтобы она показала им новый "Москвариум", который по ТВ произвёл сильное впечатление на всех. Когда помощница уходила, Гоша вручил ей деньги и на ушко шепнул, что это подарок для её потомков, и что он хочет, чтоб она сводила их в «Москвариум» .

Уходя помощница от дверей крикнула Тане, куда девать мокрые после купания полотенца. Получила указание, повесила полотенца на трубу обогрева в ванной комнате и с разбега чмокнула Гошу в щёку, видимо в знак благодарности за шесть тыс. р. Гоша чуть не упал, опираясь на свои две тросточки, а она упорхнула, не закрыв за собой дверь.

"Почему не взасос?"- запоздало подумал Гоша…

 

- Ну вот, опять в бородавках,- делал он свои безрадостные наблюдения.-  Не успел отмучаться от одной, как другая подсовывает мне ту же проблему. Ну их к чёрту, эти раковые заболевания. Всё решить может обычный дерматолог. Надо только вовремя пользоваться мазями, которые прописал врач, и не упускать момент, когда тебе станет хуже… А хуже тебе станет тогда, когда будешь лезть не в свои дела и начнёшь учить других, как надо жить,- констатировал Гоша сам для себя.

Никогда он не думал о том, что придётся целовать раковые родинки на шее нелюбимой женщины. Однако Гоша был счастлив, ощущая себя в преддверии вечной любви ко всему отмирающему и вновь зарождающемуся.

-Остаётся какое-то мгновение лишь для того, чтобы удовлетворить свою плоть и в конце процесса оказаться вровень с теми, кто стоит выше  этого,-  продолжал философствовать он…

В субботу, чтоб как-то отвлечь помощницу от возможных неприятностей организма, о которых она не захотела бы говорить, Гоша сказал ей, что по запаху чувствует, что они моются одним шампунем.

Она кисло улыбнулась, и Гоша понял, что это было слабо сказано.

Тогда он усадил её к себе на колени и тоном кота Матроскина промурчал:

-А я ещё и личную гигиену соблюдать могу.

Она насторожилась:

-Это как?

- Да вот, - с расстановкой и как бы смущаясь сказал Гоша. - Смазываю головку члена кремом для бритья, предварительно промыв своего конька-горбунка тёпленькой водичкой .

- И намыленными ручками, - мечтательно сказала она.

Тут Гоша понял, что зацепил её за живое, и чтобы развить успех, якобы усомнился:

-Не веришь?.. Ну-ка принеси мне тюбик с кремом для бритья из ванной комнаты! Сейчас покажу!

- Для чего Вы мне всё это говорите?- жалобным шёпотом пролепетала она.- Зачем Вы всё это делаете?

- Я делаю это затем,- резонно отвечал Гоша, - чтобы он лучше входил.

И, немного помолчав, добавил:

-Да вот входить-то некуда.

Она поднялась с постели, на которой сидела вместе с ним, и с грустью, но серьёзно сказала:

- Мне надо работать.

На это Гоша ничего не стал ей возражать.

Она пошла прибирать квартиру, и без того, на взгляд знакомых, которые сюда иногда заходили, чистую, а Гоша, сидя на кровати, размышлял о том, почему она сегодня так плохо выглядит и явно пытается это скрыть.

В предыдущие дни Гоше казалось, что она наряжается для него.

Какое наивное заблуждение!

Ей недавно дали нового клиента – молодого старичка 68-ми лет, на три года моложе Гоши и не инвалида, со здоровыми ногами.

 

-Деловой,-  говорила она.- Всё время по телефону разговаривает и даёт указания по работе.

 

Так вот она наверняка к этому мужичку клинья подбивает. Хоть он и сказал ей, что у него есть женщина. Его и на работу иногда как консультанта вызывают. Ценный специалист-начальник по строительству. Гоша не ревновал, но было грустно и чуть-чуть обидно. А, возможно, всё было и не так. Просто у неё было нормальное самочувствие. Да, но тогда зачем такие наряды? Белые кофточка и юбка, как у невесты, густой макияж на лице и прочие колыхания женского малого и большого тазов? Правда, тазы и колыхания уже к нарядам не относятся…

Тут он услышал, как она разговаривает с женой на кухне и спрашивает, можно ли от кефира получить расстройство желудка?

-Да,- сказала Таня,- если кефир несвежий...

В час дня помощница собралась уходить. Ей надо было успеть в два пополудни к следующим клиентам. До этого несколько раз, Гоша слышал, она успела сходить в туалет и даже один раз не откликнулась на его просьбу налить чай из напольного чайника, стоящего у кровати со стороны Тани.

Посовещавшись Гоша и Таня решили, что у помощницы понос.

Стали думать, какие таблетки имеются у них  дома, чтобы ей дать их выпить.  Оказалось, что  всё когда-то выпито по случаю того, что Гоше надо было вести машину на кладбище в день годовщины родителей, а у него расстроился желудок. Тогда помогло, но вот таблетки кончились. Стали вспоминать, как они назывались. Гоша сказал:

- Мотилиум.

Эти таблетки лежали у него под носом на кухонном столе.

Таня сказала :

- Нет. Эти просто для стабилизации работы желудка...

-Имодиум!- радостно воскликнул Гоша, но радость эта относилась только к внезапно вернувшейся памяти, а не к наличию этих таблеток дома.

Время закончилось, помощница молча переоделась и собралась уходить. Гоша  думал о том, как ей придётся ехать в метро в таком состоянии.

Правда, сейчас, говорят, сделали экстренные туалеты на станциях для пассажиров. А в советское время, вспомнил он,  обкакался,  возвращаясь с экскурсии по Сергиеву-Посаду в Великий Пост. Он съел там бесплатно в ресторане, где экскурсантов кормили постной пищей, тарелку кислых капустных щей, что повлекло за собой часа через полтора, когда он возвращался домой, неудержимую дрисню.

Дежурная на станции отвела его в служебный   туалет, где было лишь два очка с чугунными подножками, и он , конечно, весь обделался. Но до дома доехал и сразу пошёл в ванну. А у Тани в тот момент сидела в гостях подруга детства. Они пили чай и разговаривали. Заходя в ванну, Гоша заметил, как подругу передёрнуло от запаха, который он источал. Но через полчаса очищенный Гоша присоединился к их чаепитию.

Впрочем, это уже совсем другая история, как говорит Леонид Каневский, старый актёр, ведущий популярную телепередачу «Следствие вели», а когда-то давно сыгравший роль следователя Шурика в телесериале «Следствие ведут знатоки».

А в тот день, покидая квартиру, помощница плохо одёрнула кофточку сзади. Гоша окликнул её, уже переступившую порог. Она шагнула назад, и он поправил ей кофточку, чуть погладив её по попе, скрытой под покровом голубых обтягивающих джинсов.

- Спасибо, - сказала она и ушла, опять не закрыв за собой дверь. Она ведь  знала, что за дверью стоит Гоша и ждёт, когда она исчезнет из виду, чтобы закрыть дверь на замок.

Оставшись в одиночестве за дверью, Гоша рассуждал:

 

- Похоже, она намылилась увольняться. В этой организации нет соцпакета: отпусков, бюллетеней и прочего. Да и зарплата меньше, чем в пансионате для ветеранов, куда они все бегут.

Гоша небезосновательно предположил, что скоро его с Таней выкинут из этого благотворительного общества. Это был бы большой напряг. Уборка квартиры и мытьё Тани - всё лежало на помощницах. А в этот раз помощница была рассеянна и даже не поставила воду в бутылках у тумбочек, что раньше делала без напоминаний. Двигалась, как робот, по наезженной тропе. Кое-что Гоша ей подсказывал, и она делала. Но было видно, что мысли её далеко…

 

Сейчас в Лондоне Гоша сказал Борису:

 

-Не усугбляю ситуацию, когда говорю, что эти чурки тащат за собой в Москву всю родню. Перед моим отъездом к тебе узнал от неё, что приезжают ещё две племянницы из Калмыкии, и все они втиснутся в двушку старухи, которую она обслуживает. Одна из племянниц закончила какой-то калмыцкий или астраханский вуз по таможенной части и хочет найти работу по специальности в Москве. Пусть ищет! У меня дальняя родственница закончила Высшую школу МВД в Москве по специальности «Кинолог». И с большим трудом устроилась на работу во Внуковскую таможню. И это при том, что сама коренная москвичка. Другая племянница помощницы - студентка Калмыцкого университета в Элисте по экономике. В общем, бухгалтер…

 

Борис заметил, что здесь в Лондоне его московский друг, физик-математик по специальности, стал крупным аналитиком в одном из престижных банков.

 

- Да, но для этого ей надо попасть сюда, - возразил Гоша.

 

Дальше он продолжил свой рассказ.

 

-Ты знаешь, я редко бываю на что-либо рассержен. Но тут не мог сдержаться. Сказал ей: "Хорошо! Ты не хочешь быть со мной во второй раз, а поцелуйчики твои меня уже не устраивают."

 

Борис насторожился, а Гоша продолжал:

 

- И ещё я ей сказал: "Вон сколько у тебя молодых баб: дочь, две племянницы да и ты сама ничего. Может, другие какие-нибудь ещё найдутся. Так что же ты не можешь найти для одного бедного еврея  тёлку, пусть даже с мужем и кучей детей. Я же не замуж её позову».

 

Борис откинулся к стене поперёк кровати и молча продолжал слушать.

 

- И всё это не просто так,- возмущался Гоша.-  Я и деньги дам, и квартира у меня свободная есть.

 

- Какая низость! – брезгливо заметил Борис.- До чего культурного человека довели!

 

Гоша встал с кровати и, опираясь на две тросточки, медленно побрёл в санузел. Наступило утро, и пора было завтракать.

- Время срать, а мы не жрали, - с некоторым сожалением подумал Гоша.

- Брэкфэст,- сплюнул он в обрывок туалетной бумаги, поудобнее устраиваясь на унитазе.

 

© Copyright Виталий Гольдман, 2012 г.